THE BEST interiors&life #1 - Page 7

СПАСИ И СОХРАНИ

всей России, для первого раза неплохо – было 225 человек, и успокоилась. Поняла, что мне не интересно перемалывать темы, ответов на которые у архитекторов и дизайнеров в данный момент нет: как изменятся города, интерьеры

и люди. Выяснилось, что лучше, чем писатели-фантасты и футурологи, об этом никто не сказал. И я снова, как в детстве, погрузилась

в мир Брэдбери, Станислава Лема, Сергея Лукьяненко… кстати, самым первым рассказом в изоляции был рассказ Лукьяненко «Поезд в теплый край». Он будто ответил на вопрос «Что делать?». Ничего!

Еще одним увлечением (оно носило массовый характер) стали фильмы-катастрофы, особой любви к которым прежде не испытывала.

Их проживание будто делало мой личный маленький мир устойчивее. Если не смотрели, очень рекомендую фильм норвежского режиссера Кристофера Йонера «Волна». Обожаю все скандинавское, включая кино, пересмотрела, кажется, все, но этот фильм особенно красив – интерьеры, природа, люди, актеры… Медитативное времяпрепровождение оказалось полезным: ничего не предпринимать, не планировать и никуда не торопиться. Готовить вкусную еду, красиво ее сервировать, прогуливаться в окрестностях, дворами и закоулками. Я размышляла о том, как чувствуют себя в изоляции люди, мир которых сократился до размеров жилья.

Стало очевидным, что будущее, то будущее, которое рисовали архитекторы и девелоперы, не футурологи, а рядовые заказчики

и исполнители, не просто не наступило, а закончилось. Как минимум вчера. Потребность

в обществе и общественных пространствах испарилась. На сцену вышли изоляция и приватность. Крошечные квартиры-студии

в Замкадье из «спальных мест» превратились

в места постоянного пребывания, не всегда функционально соответствующие новому сценарию. Из трех коробочек (дом, работа, общественное пространство) осталась одна. Среда, еще вчера годная как транзитная зона «между», мутировала в те самые сто метров от дома. Для большинства – без милого и приятного глазу пейзажа за окном, так важного для психического и физического здоровья.

Что касается меня, то еще в начале нулевых, делая исследование для компании-клиента, которая занималась офисной мебелью,

и переведя десятки текстов, в основном американских, я обнаружила, что уже в 2002 году 68% людей в США работали удаленно. Помню, что тогда меня поразила эта цифра.