THE BEST interiors&life #1 - Page 38

Былое Кафе “Синяя Птица” было закрытым московским местом, куда было трудно попасть. Насколько мне известно, оно было создано по инициативе ЦК ВЛКСМ, им заведовали два парня, типично советские. Было непонятно, как они оказались во главе столь прогрессивного места, где проходили джазовые концерты и художественные выставки-обсуждения. Возможно, это кафе позволяло органам контролировать андеграундные течения, хорошо знать их разветвления и деятельность. Но поскольку выставочные площадки в то время были величайшей редкостью, то неформальные художники с радостью выставляли здесь свои работы. После каждой выставки устраивались обсуждения. Когда дискуссии заходили слишком далеко, управляющие старались их свернуть, чтобы тем самым защитить собравшуюся публику от дальнейших возможных преследований со стороны властей. Через это кафе прошли все значимые художники. Располагалось в полуподвальном помещении и имело приличный дизайн, как нам казалось по тем временам. Хотя зал был совсем небольшой – всего две стены, на которые можно было развесить картины. В то время я работал художником

в журнале “Знание – сила”. Мои коллеги были художники-нонконформисты, среди которых и Юрий Нолев-Соболев – он привлек к работе в журнале Владимира Янкилевского, Эрнста Неизвестного, Илью Кабакова и многих других. А меня пригласил сделать выставку с двумя другими художниками в "Синей птице". И я представил там картину, которая вызвала настоящую сенсацию: это был портрет унитаза в туалете коммунальной квартиры, выполненный в реалистическом стиле, но крышку я почему-то нарисовал в манере кубистов. Странная эклектика, которую я даже сегодня не могу объяснить. Мне хотелось сделать совершенно банальный, даже несколько вульгарный предмет произведением искусства. На обсуждения в кафе приглашали не только художников и людей их художественной среды, но также комсомольцев с предприятий. Мою работу высоко оценил присутствующий на вечере сантехник, который остался очень доволен моим выбором темы. Так что сейчас я могу гордиться тем, что был первым русским художником, нарисовавшим унитаз.

Исход Я окончил Полиграфический институт, отслужил год в армии, а потом решил уехать из Советского Союза в Израиль. Очень хотел на свободу. Я приехал в Израиль сразу после завершения Войны Судного дня 1973 года и поселился в гостинице для эмигрантов из России в Негеве с видом на Мёртвое море. По утрам я наблюдал, как арабские пастухи, играя на дудочке, вели стада на водопой, и мне казалось, что я оказался в библейскую эпоху, пару тысяч лет назад. В Израиле переживаешь то, с чем мы столкнулись в момент карантина: эта малюсенькая страна окружена со всех сторон враждующими с ней странами, пустыней и морем. Складывается ощущение ограниченного пространства, особенно после

без искусства

не выжить,

оно всегда помогает в искусстве выживания

Об этом и многом другом ХУДОЖНИК ИЗ РОССИИ, ЖИВУЩИй В ПАРИЖЕ, Михаил Бурджелян www.michaelburdzelian.net

поговорил по телефону с

МИхаилом Куракиным @kourakine

СПАСИ И СОХРАНИ

384666

Об этом и многом другом — ХУДОЖНИК ИЗ РОССИИ, ЖИВУЩИЙ В ПАРИЖЕ, — Михаил Бурджелян (www.michaelburdzelian.net)

поговорил по телефону с

Михаилом Куракиным @kourakine