RUS MONACO Issue #21 - Page 66

66 можно и должно оставить позитивный, прогрессивный и гуманный след. Благотворительность – еще одна стезя, по которой идет Абло. Он сотрудничал с Women for Women International (проект поддержки женщин, переживших военные конфликты), с Creating Real Economic Destiny (интересно, что здесь он разработал образовательный курс для подростков из неблагополучных районов), а также внес свой вклад в борьбу с раком. Один из его жизненных принципов – эко-ответственность и устойчивое развитие. В конце 2018 года французский лейбл Evian пригласил Абло в качестве креативного консультанта по устойчивому инновационному дизайну. Совсем недавно было объявлено о программе Activate Movement: молодые дизайнеры (18–35 лет) могут выиграть грант в размере 55 тыс. долларов на свои инновационные и, конечно же, экологические разработки. Но пожалуй, самая «горячая» не только для Америки тема расизма, которая буквально всколыхнула весь мир в последние месяцы, не осталась без внимания представителей мира моды. Многие Модные дома принимают меры по борьбе с расизмом – такие бренды, как, например, Supreme, Balenciaga, Nike, Jordan Brand, Converce, New Balance, объявили о многомиллионных пожертвованиях. Вирджил Абло, который столкнулся с резкой критикой в свой адрес из-за того, что осудил протестующих за разгром магазинов, а также за незначительную сумму пожертвования 50 долларов организации Fempower, которая помогает протестующим оплатить юридические услуги, тем не менее предпринимает множество шагов для борьбы с системным расизмом в модной индустрии. Недавно он передал 20,5 тыс. долларов благотворительным организациям, поддерживающим движение Black Lives Matter. На благотворительный аукцион, организованный музыкальной группой Deviation, Абло выставил кроссовки Off-White x Air Jordan 4 с собственным автографом. Все вырученные средства от продажи будут перечислены организации The Black Curriculum, занимающейся помощью темнокожим семьям Великобритании, которые пострадали от расизма. В своем Instagram Абло написал: «Как темнокожий человек я чувствую гнев, печаль и боль каждый раз, когда один из нас становится жертвой предрассудков или системного расизма. Я горжусь тем, что солидарен с каждым движением, выступающим за искоренение расизма и насилия со стороны полиции. Расизм должен остановиться. Это буквально убивает нас. Я устал от того, что Джордж Флойд и поколения темнокожих были несправедливо убиты полицией. Каждый сотрудник полиции, причастный к их смерти, должен быть обвинен и осужден. БЕЗОГОВОРОЧНО. Мы, народы мира, должны протестовать, как сочтем нужным… Материальные вещи можно заменить, людей – нет. Черные жизни важны. Другие вещи в этот момент не имеют значения». СЕМЬЯНИН Просто удивительно, как за всем круговоротом событий у Абло остается время на семью. «Трансатлантический перелет для меня – теперь сродни поездке в такси», – пошутил он в одном из разговоров. Ведь жена Шеннон (Shannon) с двумя детьми живет в Чикаго, флагманский офис Off-White находится в Милане, а работа в Louis Vuitton кипит в сердце Парижа. Но пока он справляется. С женой Шеннон они знакомы со старшей школы. После 10 лет отношений они расписались в Чикаго в 2009 году. Первенцем в семье стала дочь Лоу, затем появился Грей. «Я за постоянство. Крепкая семья помогает справляться с творческим хаосом», – признается Вирджил. Но дальше не распространяется: приватная жизнь для него необычайно ценна. Это и есть его островок спокойствия в мире, летящем на бешеных скоростях в неизвестное.