журнал ARTCARPET ArtCarpet #6 2021 РУС - Page 40

ВЕЧНЫЕ ЦЕННОСТИ
Основными формообразующими гранями – медальонами – они соприкасаются и с коврами туркмен-огузов , с которыми контактировали волжские татары и которые сыграли свою роль в образовании татарской народности в XII-XIV веках 5 .
Аналогичное , но более позднее ( в XX в .) ковроткачество в технике « асалапсугу » имеется у чувашей и южных удмуртов ( угро-финнов ). Через булгаро-татар технология безворсового ( закладного ) творчества проникла к русским , угро-финнам , и возможно , в Восточную Европу 6 .
Мы не затрагиваем сложный вопрос генезиса и эволюции татарского ковроделия , оставляя также в стороне достаточно разработанную терминологию , касающуюся трудового процесса : « Снимаем со скота весеннюю шерсть , прядем , красим , сушим , сворачиваем в клубок , наматываем на челнок калтырги . За 15 дней ткем трехъязычный палас для одной кровати . Рабочий сезон – весна , зима , летом бывает много полевых работ » 7 . « Станок вытачивается из сосны или липы . Легко переносить . Вертикальные основы захватывают каждый заброшенный стежок . Каждый стежок укладывается в узор … Бердо-вылыч их зажимает в единую плоть » 8 .
Безворсовый ковёр . Закладное ткачество . 2-я половина XIX в . С Каз . Иле Арского р-на РТ
азиатскими коврами , но были еще распространены на периферии , куда медленнее проникал ислам .
Отметим , что наиболее старые татарские ковры ( паласы ), оставаясь более грубыми и менее изящными , близки к алтайским шерстяным тканям типа паласа и килима ( келэма ), описанным С . И . Руденко 3 . Ковровые же покрывала « япма » с колонками и ромбами по орнаменту созвучны мотиву покрытия древнеалтайского чепрака 4 из Пазырыкского кургана с узором из квадратов , внутри белых рамок которых скомпонованы колонки и ряд треугольников . Монументально трактованные в форме взаимопроникающих плоскостей « ступени » в паласах , тканых « баскычлап » близки также к рядам многоцветных миниатюрных треугольников чепрака из другого Пазырыксого кургана . Два последних фрагмента причислены С . И . Руденко к изделиям ближнеазиатского происхождения .
Келэмы татар близки к изделиям башкир , казахов , в том числе безворсовым коврам типа « араби ».
Рассмотрим опорные термины , устройство станка и семантику узоров , сопоставив материалы пластического фольклора татарского народа доисламского периода с произведениями обрядового культа .
Во-первых , это татарский ткацкий станок ( в научной этнографической литературе « стан », а в фольклоре « киндер урыны » ( место конопли , льна , ткачества ) и суверенно – « куша »). Производные от степных мобильных станов татарские « куша », наряду с выносными Г-образными в профиль вариациями , имели стационарные варианты : моторная часть агрегата из « кылыч » ( бердо ), « кере » ( нитченки ), « табалдерек » ( педаль ) крепилась к потолку помещения . Татарские женщины обычно ткут паласы и келэмы без « суса » ( челнока ), перебирая нити пальцами .
Интересно применение в конструкции станка берцовых костей гуся ( иногда утки , а у чувашей курицы ) – « казтергәсе », используемых для натяжения веревок (« сөяк бавы »), идущих от педали через нитченков (« кере ») и бердо (« кылыч ») к поперечной балке или потолку 9 . Вся конструкция станка издавала архаические звуки , напоминая действо заклинателя , созывающего помощников-духов ( фарешта ).
Кость гуся легко заменялась деревянными деталями , как в некоторых станках модернизированного
40