Журнал "Кондитерское и хлебопекарное производство" Май Июнь 2022 - Page 52

Экология производства
как раз и несут ответственность производители в части РОП , – это и упаковка , и электроника , и шины , и т . д . Ведь отходами ТКО управляют региональные операторы , которые получают за вывоз ТКО плату согласно дей� - ствующим тарифам , – то есть чем больше вывоз , тем это выгоднее операторам . « И если к ним приходит производитель , который� хочет поставить на контей� нерную площадку свои контей� неры для сбора своего мусора ( бутылок , банок или др .), то по большому счету региональному оператору такой� производитель и его контей� нер не нужен , – прокомментировала эксперт . – Ведь производитель лишает оператора части своей� упаковки ( ОИТ ) из его ТКО , и его доход уменьшается на эту долю ». Поэтому региональный� оператор не заинтересован в раздельном сборе мусора на своих площадках , жестко держится за свои тарифы и не пускает производителей� с раздельным сбором на свои площадки .
Это усугубляется тем обстоятельством , что сегодня ни у кого из участников процесса сбора отходов нет целевого показателя эффективности по раздельному сбору – ни у региональных операторов , ни у муниципалитетов . В то же время нет экономических стимулов для раздельного сбора мусора и у населения . Тогда как , например , в Европе чем меньше житель соберет отходов , которые не перерабатываются , и чем больше отсортирует , тем меньше он заплатит за вывоз ТКО . И это прямой� экономический� стимул .
Фискальный уклон реформы
100 % норматив утилизации на упаковку с 2023 г . ( касается ЛЮБОЙ упаковки !)
Целевые показатели не увязаны с нормативами утилизации
Стоимость BMP не учитывается при расчете суммы экосбора
Рис . 4 . Новый законопроект о РОП
Новый законопроект о РОП
Если существуют препятствия в решении проблем , то можно ли с помощью закона убрать их ( рис . 4 )? Любовь Меланевская считает , что можно , однако вместо этого новый� закон предлагает ввести с 2023 г . 100 % -ный� норматив утилизации упаковки – любой� ( потребительской� , транспортной� , сервисной� ). В результате любая коробка должна быть , согласно закону , утилизирована . А если производитель не может этого сделать , он обязан заплатить 100 % -ный� экологический� сбор .
Еще одним серьезным недочетом в документе остается то , что целевые показатели утилизации никак не увязываются с нормативами утилизации для бизнеса . В Европе установлены целевые показатели утилизации , например , упаковки – и отдельно взятых видов упаковки . В соответствии с ними бизнес , вступая в соответствующие ассоциации , исполняет свою ответственность . И платит за вывоз и утилизацию такого количества отходов , которое привязано к целевым показателям . « У нас же для бизнеса предлагается установить 100 % - ный� норматив утилизации , который� невозможно достичь априори , – считает эксперт . – При всем том в стране нет никого , кто готов был бы взять ответственность за достижение хоть каких-то целевых показателей� . И если мы вспомним цифры – 88 % упаковки перерабатывать к 2030 г . ( и 45 % – к 2023 г .), –
Исполнение РОП
Исполняют
ВСЯ НАГРУЗКА – НА ТЕХ , КТО ИСПОЛНЯЕТ !
3 %
97 %
Уклоняются
то они и близко не бьются с желанием государства взять 100 % сбора с производителей� и импортеров за все виды упаковки начиная с 2023 г . А на вопрос : почему такая разница – с бизнеса 100 % и “ завтра ”, а с государства – 45 % и неизвестно , кто за это будет отвечать ? – нет ответа . И это остается камнем преткновения в реформе ».
И , наконец , третье – стоимость вторичных материальных ресурсов ( ВМР ) не принимается в расчет при установлении ставки экосбора , которая учитывается в формуле расчета финансовой� нагрузки на бизнес . То есть количество упаковки , выпущенной� на рынок ( 100 % или с коэффициентом 1 ), умножается на ставку экосбора . Сама ставка формируется исходя из средних расходов , которые нужно понести , чтобы собрать , транспортировать , отсортировать и утилизировать одну тонну той� или иной� упаковки . « При этом все забывают о том , что в конце цепочки получается
50 КОНДИТЕРСКОЕ И ХЛЕБОПЕКАРНОЕ ПРОИЗВОДСТВО № 5 – 6 / 2022